Европа боится морально устареть

Аналитики Европейского центрального банка (ЕЦБ) обсуждают вероятность нахождения экономики Евросоюза в «стагнационной ловушке» — возможно, в ситуации с нулевым ростом и нулевыми процентными ставками регулятора нынешняя стабильная ситуация в ЕС будет приводить к росту безработицы. Пока при повторении японского сценария развития событий в ЕС в ЕЦБ видят лишь один выход: стимулировать инновационные компании, создающие новые рабочие места,— прочие идеи в теорию «стагнационной ловушки» пока не вписываются.

На сайте ЕЦБ опубликована работа двух исследователей банка, Джанлуки Бениньо и Луки Форнаро, в которой предпринята попытка на базе кейнсианских моделей роста экономики выработать рекомендации для ЕЦБ и правительств стран зоны евро по выходу из так называемой стагнационной ловушки. Бениньо и Форнаро сопоставляют три эпизода низкого роста ВВП с низкими ключевыми ставками — в экономиках Японии в 1991-2014 годах и США и зоны евро в 2008-2014 годах, обращая внимание на возможные общие закономерности развития ситуации. Стандартно центробанки пытаются стимулировать экономический рост снижением стоимости денег, однако в ситуации с фактически нулевыми ключевыми ставками и нулевой динамикой ВВП это невозможно. Собственно, в рамках предположения о «стагнационной ловушке» — концепции, выросшей из кейнсианского подхода при обсуждении Великой депрессии в США в 30-е годы XX века,— и при наличии требований максимальной занятости в экономике, с ЕЦБ не снятых (хотя в мандате эмиссионного банка постоянное снижение безработицы не указано), ожидание экономическими игроками рецессии в будущих периодах является «самосбывающимся пророчеством»: дефицит инвестиций в этой конструкции снижает потенциальный выпуск даже при низкой стоимости денег.

Напомним, «экономическая политика нулевой стоимости денег» (zero bond economy) в отношении зоны евро обсуждается экономистами с 2008 года, причем до 2014 года она дискутировалась также применительно к США, где вне зависимости от реальности «стагнационной ловушки» к средним темпам роста экономика перешла с 2014 года. Предположения, следующие из модели Бениньо и Форнаро, подтверждают: срок пребывания в «стагнационной ловушке» выглядит фиксированным и зависит на практике от уровней «недобровольной безработицы» (расчеты исследователей ЕЦБ не учитывают сокращения экономически активного населения и «добровольной безработицы» в такой ситуации, поддерживаемой социальной политикой).

Проблема, которая более интересует авторов,— возможный уход экономики ЕС за время пребывания в потенциальной «ловушке» с траектории инновационного развития: Европа раньше или позже вернется к росту ВВП, однако с более низкой, чем у исторических конкурентов (США, КНР и Юго-Восточной Азии), производительностью труда и, возможно, другой и менее выгодной специализацией в мировом его разделении. Средние темпы роста производительности труда в ЕС в период предполагаемой «стагнационной ловушки» с 2008 года снизились с 1,2% в год до 0,76% — в США в 2008-2014 годах они упали с 2,23% до среднегодовых 1,18%, в Японии с 1991 по 2014 год — с 4,13% до 1,63%. В этом смысле экономика еврозоны наращивает производительность труда медленнее, чем Япония в самый сложный для нее период времени.

В какой-то степени основания для обсуждения «стагнационной ловушки» постоянно обнаруживаются при анализе статистики корпоративных накоплений. Как демонстрирует, например, Брент Нейман из бизнес-школы Boots Университета Чикаго, неровный рост нераспределенных корпоративных прибылей, который в описании Бениньо и Форнаро соответствует схеме «самосбывающегося пророчества о стагнации», в мире наблюдается с 2000-2001 годов и совпадает с быстрым снижением накоплений в домохозяйствах при стабильной доле госнакопления в совокупных сбережениях. Впрочем, если принять эту логику, в «стагнационной ловушке» в той или иной мере находится вся мировая экономика.

Из модели Бениньо и Форнаро следует между тем неприятный вывод: при нулевых ставках главным эффектом «стагнационной ловушки» должен быть существенный рост безработицы во избежание более жестких сценариев — «ловушек ликвидности» и стагфляции, роста инфляции при нулевом росте. Экономисты ЕЦБ рекомендуют лишь один действенный способ противодействия отставанию экономик ЕС — субсидии инновационным секторам экономики, по их мнению, по крайней мере частично решат проблему.

Впрочем, с большей вероятностью борьба со «стагнационной ловушкой» в зоне евро, если эта теория будет иметь популярность, не сведется к тиражированию опыта Китая по созданию «инновационных зон» и «сколковскому» опыту РФ. Банк международных расчетов (BIS) в апрельской работе его экономистов Массимо Феррари, Джонатана Кернса и Андреаса Шримпфа констатирует, что с 2007 года в большинстве экономик, столкнувшихся с невозможностью управления динамикой ВВП через ключевую ставку, вырабатывались и применялись нестандартные меры денежно-кредитной политики, плохо вписывающиеся в представления кейнсианских школ об источниках эндогенного экономического роста. Видимо, это обстоятельство в перспективе существенно изменит и теоретический подход центробанков к возможным действиям в рамках zero bond economy.

По материалам: kommersant.ru

John Doe
Написать комментарий

Добавить комментарий

восемь + девять =